Как встать на ноги после травмы ноги

Как встать на ноги после травмы ноги

18 июль 2004 19:13

Constellation

18 июль 2004 21:34

Constellation (Викто

18 июль 2004 21:48

Constellation (Викто

18 июль 2004 21:55

А насчет медленно это скорее всего потому ,что после перелома произошёл другой обмен веществ. Если тебя лечили в больнице когда случился перелом антибиотиками то это естественное явление.
Организм ещё заживляет себя после лекарств ну и вообще после перелома. Так как задета нервная система была.
Чтобы процесс процесс заживления протекал намного быстрее. Ешь витамины и фрукты по возможности. Пей гранатовый сок (восстанавливай кровяную систему).
Дай организму витаминов больше.

Ну удачи тебе. Больше пока ничего сказать не могу.
Надеюсь что всё у тебя получится.
Наберись терпения

18 сен. 2004 23:35

21 окт. 2004 10:11

12 янв. 2006 14:46

12 янв. 2006 15:15

12 янв. 2006 15:57

18 янв. 2006 23:14

28 янв. 2006 11:57

14 май 2013 15:21

14 май 2013 18:45

14 май 2013 22:40

справедливый

14 май 2013 23:22

Ответ для :
да, травма у всех своя чисто индивидуальная, у меня на аватаре написана суть. кто-то говорит, оо-оо-о , за полгода-год успехи у тебя. а кто — фуу, да ты дрищ не занимаешься, если б занимался давно бы в футбол играл. такие «умники» вообще бесят мля.

сразу после травмы бросил пить, курить вообще, 1-ый раз выпил на этот НГ — ноги у меня онемели, как не свои стали! ладно. курево решил попробовать сдуру (типа все бухают, а я буду «башню» сигами сносить себе), итог:ещё хуже, даже у трезвого, но после двух тягов ноги вообще ватные. также проблемы со «стульями» и мочеиспусканиями имеются до сих пор! суть примерная: когда хочешь — не можешь, когда не хочешь — можешь (само даже иногда подтекает )
Хожу сейчас на костыле одном, окончательно, недавно перешёл на трость (без неё не могу, только дома, где стены, стол, ТВ. )

про потенцию: примерно также, как с мочеиспусканием ! девушка тебя вроде бы только целует, а ты. уже кончил! либо наоборот: девушка уже уцелуется вся, а он. спит ещё (или уже)

5-ый раз сейчас лежу в больнице: встречал много народу с похожими травмами. кто-то бегает,как лось! кто-то на коляске гоняет! один даже помер через месяц (честно-серьёзно, из реанимации выкатили давно, родители ему принесли фруктов), а он — помер!

главное — не поддаваться депрессиям, как бы часто они не посещали.

Как встать на ноги после травмы ноги

kirillkzak

22 янв. 2009 18:22

22 янв. 2009 20:08

Квартирант

22 янв. 2009 20:35

22 янв. 2009 20:36

22 янв. 2009 20:52

Квартирант

22 янв. 2009 21:06

22 янв. 2009 21:38

22 янв. 2009 21:57

Но согласитесь, на первом этапе, такая надежда на восстановление очень помогает.
Поэтому я желаю всем «свеженьким» шейникам надеяться на лучшее.

22 янв. 2009 23:06

23 янв. 2009 02:15

shatinella

23 янв. 2009 08:31

23 янв. 2009 10:09

23 янв. 2009 10:59

23 янв. 2009 13:33

Diplodocus

23 янв. 2009 13:59

kirillkzak

23 янв. 2009 14:12

23 янв. 2009 15:02

23 янв. 2009 15:15

ну нормально, за полтора года ты многого добился. Я,конечно не бегаю, пока. Но к тому чего ты добился за полтора года, я шел три с чемто. Спина пока слабая. Оглядываясь назад с каждым годом, чувствуется прогресс. Шаг за шагом. Что-то стало получаться чуть лучше, закрепляешь и работаешь над собой дальше. Нет такого, чтобы ничего не менялось. Сам, наверно чувствуешь, что чем больше пашешь, тем лучше что-то начинает получаться.

примеров. насчет тамто, гдето, кто то встал приводить не буду. Это надо видеть самому. Я видел.

Я ВСЕГДА ГОВОРЮ: «ЭТО ВРЕМЕННО И Я БУДУ ХОДИТЬ»

Знакомимся с амбассадором российского забега Wings for Life World Run – Ярославом Святославским

В 16 лет я получил травму позвоночника с повреждением спинного мозга.

Врачи сказали мне – «ты никогда не будешь ходить, становись программистом и смирись с той жизнью, которую тебе преподнесла судьба», но я не поверил им, и с этих слов и началась моя история.

Это случилось в 2009, в конце осени, в моём родном городе – Иваново. Раньше я занимался спортивной акробатикой и паркуром. Выполняя элемент на высоте 12 метров, я переоценил свои возможности и упал. Я хотел встать, пойти дальше, но не смог.

(фото из личного архива, 2009 год, Иваново)

Через 5 дней после падения мне сделали операцию на позвоночнике. Вскоре я узнал, что операцию при переломе позвоночника нужно делать мгновенно, в течение 24-х часов, возрастают шансы избежать инвалидности или хотя бы сохранить большее количество активных функций. Спинной мозг в таких случаях часто бывает сдавленным между позвонками и нервные клетки быстро отмирают, что приводит к ещё большему ухудшению ситуации.

Когда я лежал в больнице, я представлял, как скоро снова пойду, как нервные импульсы проходят через поврежденный спинной мозг к моим ногам, как снова возвращается чувствительность и активные движения.

Я также вспоминал недавние моменты ещё из «вчерашней жизни».

Было больно. Мне хотелось вернуться в спорт. В то время я показывал достойные результаты в паркуре на уровне своего родного города и области и готовился к Snickers Urbania – фестивалю уличных видов спорта в Москве.

(фото из личного архива, 2009 год, Иваново)

«Моей мечтой было стать актёром»

Я также начинал карьеру в шоу-бизнесе. В детстве мои родители отдали меня в школу эстрадного вокала, был период, когда даже прошел отборочный тур на детское «Евровидение», а затем начал выступать самостоятельно, совмещая вокал и элементы акробатики на сцене. У меня был продюсер, и я собирался поступать в школу киноискусства в Москве, чтобы попробовать себя и в качестве актёра.

(фото: «Серебряные голоса», Иваново, 2005 год)

Второй шанс

После травмы жизнь полностью перевернулась, но не остановилась. Мне был дан второй шанс что-то поменять, возможность исправить ошибки и начать всё с чистого листа. Всё, что случилось со мной, я принял как испытание, через которое должен пройти. Мой внутренний голос говорил мне: «ты должен встать на ноги и помочь другим».

На 20-й день я учился снова присаживаться на кровать, было сильное головокружение, и я просто падал без сил в горизонтальное положение. Каждый день я делал несколько неудачных попыток, пока у меня наконец не получилось, и 31 декабря меня выписали из больницы.

Первое время я ездил по реабилитационным центрам. Активно занимался восстановительными упражнениями. Из тренажерного зала я в буквальном смысле полз на четвереньках до своей палаты, а спустя некоторое время начал ходить на ходунках за счёт сильной опоры на руки. Я просто никогда не хотел садиться в инвалидное кресло, поэтому было два варианта: либо идти, либо передвигаться на офисном кресле. Это был мой принцип.

(фото: первый год реабилитации, 2010 год, Иваново)

Переезд в Москву

Через год после травмы отец перевез нас с мамой в Москву, мы жили на промышленной базе по перевалке щебня в Люберцах без отопления и воды. Родители зарабатывали на квартиру в Москве, а я старался найти способы стать самостоятельным и не зависеть от них. Устроился на работу в редакцию бизнес-журнала Forbes и спустя некоторое время переехал на съёмную квартиру в Одинцово.

Район мне очень понравился, дом расположен близко к лесу, где много спортивных площадок с турниками и брусьями, на которых я мог заниматься не только общей физической подготовкой, но и продолжить реабилитацию новым для себя способом – уличным воркаутом.

(фото: Лион, Франция, 2015 год)

Я любил экспериментировать с реабилитацией. Старался попасть в лучшие реабилитационные центры Москвы, но реабилитация была очень дорогостоящая. Мне пришлось выучиться на маркетолога, проработать фрилансером в области интернет-рекламы и устроиться на вторую работу в одно из крупных digital-агентств.

Тестировщик экзоскелетов

Но посетив разные реабилитационные центры – скажу честно: я в них разочаровался.

Со временем мне попалось видео на TEDx про медицинские экзоскелеты, меня так тронула эта тема, что решил поинтересоваться, а делают ли что-то подобное в России. Нашел компанию, написал им, и меня пригласили на первые испытания прототипа.

Смотрите так же:  Витамины для сухой кожи ног

Со временем я стал членом команды, первым пилотом-испытателем российского медицинского экзоскелета ExoAtlet, разработанного при поддержке фонда Сколково, сделал первые шаги и прошел более десятка километров.

(фото: тестируем российский экзоскелет, 2015 год)

Мой вид спорта – триатлон

Участие в проекте экзоскелета принесло мне знакомство с Олимпийским комитетом России и инновационным центром подготовки спортсменов. Меня пригласили в большой спорт, и я выбрал плавание. И для здоровья хорошо: чувствуешь себя свободным в воде; и результаты можно делать, стремиться к спортивным достижениям. Тем более молодой, почему свою энергию не применить и в спорте?

Спустя несколько месяцев я решил попробовать себя в триатлоне. В сентябре я участвовал в IronStar в Сочи, и прошел половину дистанции Ironman, где мне предстояло проплыть 2 км, проехать 90 км на ручном велосипеде и 21 км на самом обычном инвалидном кресле.

(фото: после плавательного этапа, IronStar Triathlon, Сочи, 2015)

Подготовка к старту заняла четыре месяца. За это время я научился плавать, а тренировок по велоспорту у меня было всего 5 – тяжело было договориться насчёт тренировочного инвентаря, а к беговой дистанции я подготовился благодаря участию в полумарафонах. Однажды даже проехал на коляске через всю Москву от Реутова до Одинцово через пандусы, возвышенности, переходы, светофоры, все как у обычных людей. Даже сейчас до места тренировок добираюсь по улицам Москвы на метро, электричках, автобусах, испытывая все прелести «доступного» города.

(фото: в московском метрополитене, 2015)

Иногда мне самому всё это кажется нереальным, но именно все эти трудности, с которыми я сталкиваюсь каждый день, двигают меня к одной цели – снова начать ходить.

Wings for Life World Run – это не только вклад в будущее медицины

Попробовав разные способы активной реабилитации, я решил, что нужно заниматься проблемами травм спинного мозга. Начал изучать медицинскую литературу, читать в интернете об успешных операциях и научном прогрессе в этой области. Но всё было безрезультатно.

И совсем недавно, осенью, я узнал о таком замечательном проекте, как благотворительный забег Wings for Life World Run и, возможно, если бы сейчас я не занимался спортом, о проекте я бы так и не узнал.

(фото: полумузыкальный марафон, Москва, 2015; Время — 2:14:37)

8 мая в Коломне я готовлюсь пройти марафонскую дистанцию и хорошо провести время, встретиться с друзьями, подготовиться к будущим стартам и сделать вклад в свою мечту и мечту миллионов ребят, которые так же, как и я, стремятся снова встать на ноги. Уверен, что многие из нас не только хотят вернуться к полноценной жизни, а, получив такой сильный урок, идти дальше, к ещё более масштабным целям. Wings for Life World Run – это не только вклад в будущее медицины, но и вклад в будущее нашего человечества.

Огромную благодарность хочу выразить моим близким, родным и своей любимой девушке, которая верит в меня и помогает двигаться вперед.

Травма позвоночника

Травма позвоночника – это механическое повреждение позвоночника, чаще всего оно возникает в результате удара, сжатия, огнестрельного ранения. В случае, если эта травма сопровождается поражением спинного мозга, человек может быть полностью или частично парализован на всю жизнь или на очень долгое время.

Если поражен шейный отдел позвоночника (и спинной мозг), то возможен паралич рук и ног; если позвоночник травмирован ниже шейного отдела, это может повлечь за собой паралич ног (или всей нижней половины тела). Общее правило в данном случае таково: при травме позвоночника и спинного мозга отказать могут все части тела, которые находятся ниже травмы.

Психологические последстви

Первое и главное последствие для психики человека, получившего травму и севшего в коляску на долгое время – депрессия в первое время после выхода из больницы. В подсознании каждого из нас живут три иллюзии: «Это не может случиться со мной», «Каждый получает по заслугам» и «Я сумею это победить». После травмы, когда наступает осознание, что тело навсегда стало нездоровым, все мировоззрение переворачивается с ног на голову. Специалисты говорят, что едва ли не каждый второй человек, севший в коляску, после больницы пытался совершить самоубийство. Люди в депрессии теряют сон, аппетит, интерес к окружающему миру, стремятся закрыться от всех, могут агрессивно реагировать на любое проявление внимания. Это нормально.

Близким и родственникам людей, получивших спинальную инвалидность, стоит также учесть, что иногда после пожизненной травмы у человека развивается виктимность – синдром «жертвы», «обделенной» и «пострадавшей», которая требует от всего мира оплаты некого долга за ее мучения. К таким проявлениям надо относиться терпимо и лучше сразу обратиться к специалисту-психологу либо в центр реабилитации. Главное, что требуется от членов семьи и друзей – продолжать показывать человеку, что в нем нуждаются, что его силы нужны в домашнем хозяйстве, что его супруге и детям все еще нужно его внимание, поддержка, утешение.

Способы передвижения при травмах позвоночника

В зависимости от типа поражения позвоночника есть несколько возможных вариантов передвижения.

— Костыли — при сохранении функций рук и ног, но слабых мышцах бедер.

— Кресла-коляски и велоколяски — если сохраняется функция рук.

Кресло-коляска может быть механической (колеса двигаются вручную) или электрической (питание за счет аккумулятора или электродвигателя).

Велоколяска – это кресло-коляска, к которому добавлено еще одно колесо с педалями. Ездить на ней могут те, у кого работает хотя бы одна рука. Она предназначена для поездок на улице на большие расстояния. Управляется с помощью рычага.

— Кресло-каталка — если функция ног и рук утрачена. В этом случае человека возит сопровождающий.

Сегодня в РФ действует закон, по которому можно получить коляску от государства во временное пользование (обычно на срок от 4 до 6 лет). Для этого необходимо оформить инвалидность, пройти медицинское обследование и по его итогам составить индивидуальную программу реабилитации (ИПР). Но многие предпочитают покупать более подходящие коляски за свой счет. В этом случае госбюджет выплачивает компенсацию – но только в размере оплаты обычной государственной коляски.

Возможность встать на ноги

Встать на ноги после коляски в некоторых случаях можно. Диагностика функций мышц проводится сразу после травмы – тогда врач и сможет дать предварительный прогноз относительно возможности встать на ноги. Но только предварительный – потому что известны случаи, когда удавалось добиться восстановления чувствительности спустя долгое время.

Есть примеры, которые опровергают мнение даже самых авторитетных врачей. Знаменитый ныне автор методики реабилитации, тяжелоатлет Валентин Дикуль после падения с большой высоты получил компрессионный перелом поясничного отдела позвоночника. Его ноги полностью отказали, и он должен был всю жизнь провести в коляске. Но он начал заниматься собой: каждый день по 5-6 часов делал физические упражнения, сначала развивая то, что еще работало, а потом подключая неработающие органы. Например он двигал ничего не чувствовавшие ноги с помощью веревок и противовесов. Примерно через семь лет после травмы у Дикуля случился страшный приступ боли. Поднялась температура. Поначалу он ничего не чувствовал – а через неделю понял, что отказавшие когда-то мышцы бедра начали работать. Почувствовал боль от укола иголкой в ногу. Спинной мозг начал восстанавливаться. Еще через две недели он начал ходить при помощи двух палочек.

Через месяц после «травмы ныряльщика» 23-летний сергей голубев заставил себя встать на ноги, а через полгода — пройтись по зимнему киеву без трости

Тяжелейшее повреждение позвоночника вначале привело к полному параличу, но желание молодого человека победить недуг сделало настоящее чудо

От Сергея Голубева, которого может сбить с ног легкий ветерок, прохожие иногда шарахаются, бросая фразу: «Надо же днем так напиться!» Сережа старается пропускать эти слова мимо ушей. Но в некоторых ситуациях ему становится обидно.

— Мне еще трудно высоко поднять ногу, — говорит Сергей. — А в некоторых маршрутках ступеньки находятся высоко над землей. Однажды я буквально вполз в такой микроавтобус. И хоть бы кто руку подал. Окружающие брезгливо смотрели на мои мучения. Пока был здоров, не обращал внимания на черствость людей. Зато когда учился ходить, это даже в какой-то мере меня подстегивало, не позволяло расслабляться. Понял, что если упаду, мне никто не поможет встать. А самостоятельно я еще не смог бы этого сделать

— У Сергея Голубева пострадал пятый позвонок, — рассказал нам врач-нейрохирург отделения спинальной нейрохирургии Больницы скорой помощи Юрий Майоров. — Во время операции его удалили и вместо него поставили фрагмент бедренной кости. Первые два месяца мы не разрешаем таким больным поворачивать голову, им приходится носить специальный воротник. Будет ли человек ходить после такой серьезной травмы? Все зависит, в первую очередь, от степени повреждения спинного мозга. Но бывали у нас и такие случаи, когда вставал пациент, у которого на это, казалось, не было шансов

«Жаль парня, совсем молодым был »

Первые самостоятельные шаги Сергея контролировал его старший брат Андрей с женой Викой. Они старались помочь попавшему в беду парню всем, чем могли. Все то время, пока Сережа находился в больнице, не оставляли его даже ночью. Сережина мама говорит: «Если бы не Андрей и Вика, возможно, нам не удалось бы вытащить сына». Но обо всем по порядку.

Смотрите так же:  Свойства мускатного ореха при варикозе

— Несчастье случилось 22 июля 1998 года. Мы встретились с друзьями в Гидропарке на пляже «Венеция», — рассказывает Сергей. — У меня еще было много дел, но так хотелось искупаться. Сначала зашел в воду по щиколотку, а потом разбежался и прыгнул головой вперед. Так я делал бессчетное количество раз, так делали и мои друзья. Удара я не помню. Почувствовал, что руки тянутся по песку, а голову поднять не могу. Но я прекрасно слышал голоса купающихся рядом. Тогда, понимая, что захлебнусь, начал кричать прямо в воде, одновременно раскачиваясь телом

За Сережей наблюдала знакомая девушка, еще не успевшая зайти в воду. Она-то и вытащила тонущего на берег. Вокруг них тут же собрались отдыхающие. Теряя сознание, Сергей услышал фразу: «Жаль парня, совсем молодым был » Обследование в Больнице скорой помощи показало: раздроблен пятый позвонок, из-за сильного удара пострадал спинной мозг, в результате чего наступил паралич.

— Я очнулся в больнице, — вспоминает Сергей. — Даже не понял толком, что со мной произошло. Поразило то, что я не мог пошевелить даже мизинцем. Мое тело, такое послушное и сильное, не откликалось. Как будто его и не было

О трагедии, произошедшей с младшим сыном, маме рассказал Андрей.

— После того, как я увидела Сережу в больнице, еще несколько дней не могла прийти в себя, — вспоминает мама Сергея. — Но Андрей, собрав все эмоции в кулак, доставал необходимые лекарства. Они ведь нынче очень дорого стоят, поэтому приходилось одалживать. Только перед новым годом Андрей рассчитался с долгами. Недаром Сережа называет брата и невестку папой и мамой. А я горжусь, что смогла сама воспитать таких замечательных сыновей.

— Никто из родных и друзей не лил надо мной слез, — Сергей продолжает вспоминать дни, проведенные в больнице. — Они улыбались и говорили, что все будет хорошо. А мне было совсем плохо: не мог самостоятельно дышать — легкие были забиты слизью. Меня подключили к аппарату искусственного дыхания. Несмотря на все уверения, что я буду двигаться, мысль о том, что паралич — это навсегда, повергла меня в жуткое состояние.

Если человек хочет выздороветь, он способен победить болезнь

Несмотря на то, что у Сергея есть отдельная квартира, после выписки из больницы Андрей забрал его к себе. На пятый этаж 22-летнего брата он нес на руках.

— Когда меня выписывали, врач-реабилитолог объяснил, что теперь выздоровление зависит от моего упрямства и желания встать, — говорит Сергей.

— У этого парня сохранилась чувствительность — это позволяло предполагать, что двигательные функции восстановятся, — нейрохирург Юрий Майоров хорошо помнит историю болезни Сергея. — Да и с реабилитологом он работал очень активно. А ведь многие больные с подобной травмой и хорошим прогнозом замыкаются на своей беде и не работают над собой. Правда, из опыта мы знаем, что при разрыве спинного мозга никакое желание больного, с сожалению, не поможет ему встать.

В палате с Сергеем лежали еще трое ребят с «травмой ныряльщика» — повреждением шейного отдела позвоночника. Они были почти ровесниками. У одного из парней работали руки, и все ему завидовали — ведь у него было больше шансов выкарабкаться.

— Еще в больнице я целыми днями тренировался сгибать и разгибать левую руку, — говорит Сергей. — Для меня это было грандиозным достижением! Кисти же не работали, оставались скрюченными. И когда друзья мне подарили небольшого мишку, наполненного камешками, я цеплял его между неподвижными пальцами и «качал» руку. Выполняя эти упражнения, вспоминал слова врачей: если часть тела начала двигаться, это даст толчок всему организму.

«Счастье — это когда можешь пошевелить хотя бы одним пальцем»

Сергея часто беспокоили мышечные судороги. Боль и неподвижность доводили его до отчаяния.

— Но со временем я научился контролировать свое непослушное тело, — говорит Сергей. — Максимально расслаблялся — и судороги прекращались. Иногда даже чувствовал их приближение и предупреждал приступ. Однажды понял, что у меня работает мышца в паху. Я начал ее разрабатывать. Смотрю телевизор и одновременно раскачиваю ногой, свисающей с кровати А когда смог пошевелить большим пальцем правой ноги, был невероятно счастлив.

Сергей разрешил мне посмотреть видеокассеты, на которых запечатлены его достижения. Вот он сидит на кровати. Видно, что ему это дается с огромным трудом.

— Это я уже нормально сижу, — комментирует Сергей. — Первый раз выдержал не больше трех секунд, весь побагровел и вспотел

Вот Сергея усаживают в кресло. Он пытается курить, зажав сигарету непослушными пальцами. Когда парень поднес сигарету к губам, она упала прямо в кресло, рядом с Сергеем. Камера, которую держал Андрей, резко дернулась. Не хватало еще ожогов

— Думаю, ко мне очень правильно относились и друзья, и родные. Они не давали расслабляться, — продолжает Сережа. — Если мне что-то было нужно, говорили: «Возьми сам». Таким образом они меня подбадривали, и это хорошо действовало. Хотя Вика кормила меня из ложки несколько месяцев. Но когда я впервые сам пришел на кухню и поинтересовался, что есть из съестного, Вика спокойно, не высказывая своей радости, ответила: «Садись. Сейчас что-нибудь придумаю».

Еще не научившись ходить, Сергей нашел себе работу

Сережа не скрывает, что у него чуть было не развился комплекс неполноценности.

— Когда я впервые дошел до балкона, который мне казался краем света, и увидел людей, спешивших по своим делам, утвердился в мысли, что вскоре буду ходить без подпорок.

Первое время по улице Сергей ходил на костылях и в «ошейнике» — специальном приспособлении, фиксирующем шею. Вскоре настоял, чтобы его перевезли в свою квартиру. И каждый день навещал родственников. До дома Андрея — не более восьми минут неторопливой ходьбы. Сергей этот путь преодолевал за 43 минуты.

— Научился ходить и с палочкой. А однажды (это было зимой) я вышел на улицу без всякой поддержки, — улыбаясь, вспоминает Сергей. — Правда, упал тогда четыре раза, но это меня не смутило. С каждым днем ходил все лучше. А сейчас даже не боюсь споткнуться.

— Но ведь на улице был гололед? Можно было подождать до весны и еще какое-то время походить с палочкой.

— Нет. Я бы привык и уже не смог без нее обходиться. Мне кажется, очень важно преодолевать все трудности независимо от времени года и погоды. Ожидание затягивает выздоровление. Тем более, мне нужно было ходить на работу. А кому понравится больной работник, — отвечает Сергей. — Пока я не мог далеко ездить, подрабатывал диспетчером на телефоне. Потом в «Детском мире» продавал часы. Заработок, конечно, был небольшой, но я не мог себе позволить отбирать кусок у семьи брата. Жаль только, что теперь меня вряд ли примут на приличную работу, хотя я владею компьютером, знаю английский. Во всяком случае, пока я инвалид первой группы, рассчитывать на это не приходится.

Свое второе рождение Сергей отмечал у воды

Изредка Сергей помогает брату на техстанции. Физический труд позволяет не делать упражнения, которые раньше были обязательными. Парень много времени проводит с друзьями: «Раньше я любил ходить в клубы, но пока мне там делать нечего — танцевать-то не могу». У него, несмотря на успехи, кожа рук и ног остается нечувствительной — не различает холод и тепло. Но это не самое главное.

— Я раньше относился к жизни не так, как сейчас, — размышляет Сергей. — Не ценил ее, что ли. А день, когда получил травму, мы с друзьями отмечали как день моего второго рождения. Причем праздник устроили возле воды.

— И не страшно было?

— Мой друг после случившегося долгое время не плавал и не нырял, а только окунался, — отвечает Сергей. — А я этим летом решил, что не стоит бояться воды. И в спасательном жилете немного поплавал. Потом вошел в воду без страховки. Увидев это, мои «спасатели» онемели.

— Сергей, заново научиться ходить было твоим основным желанием. Но к чему ты стремишься теперь?

— Я поломал позвоночник за день до сдачи экзаменов на право управления легковым автомобилем. Думаю, в скором времени я сдам этот экзамен и сяду за руль — у брата есть машина. Я постараюсь.

Сергей навещает ребят, с которыми лежал в одной палате. Двое из них до сих пор прикованы к постели. Причем парень, у которого работали руки, перестал двигаться из-за того, что не тренировался.

Смотрите так же:  Пяточные бородавки и шпоры

Личный опыт: авария, травма позвоночника и собственный реабилитационный центр

Жизнь Валерия Таганова круто поменялась в один миг. Страшная авария в московском метро, перелом позвоночника и почти нулевые шансы на восстановление. Сегодня молодой человек уже встал на ноги. Главная его мечта до конца восстановиться и достроить свой реабилитационный центр.

Четырнадцать операций

Валерию Таганову было 24 года. Позади учеба в московском институте, диплом программиста, рядом любимая девушка и большие планы на жизнь. Но все планы рухнули в одно утро. Пятнадцатого июля 2014 года молодой человек ехал на работу. Все как обычно – московская подземка, час пик, все куда-то спешат. Вагон, в котором ехал Валерий, сошел с рельсов. Потом об этой аварии услышит вся страна – на перегоне между станциями «Парк Победы» и «Славянский бульвар» сошли с рельсов три вагона поезда. Трагедия унесла жизни 24 человек, более 180 пострадали.

Пятнадцатого июля я ехал на работу и попал в аварию. Вагон, в котором я был, буквально разорвало пополам, и он ушел в отбойник. Меня выкинуло из вагона в строящийся тоннель. Очнулся лежа на бетоне. Ощупал ноги – до колена есть. Ниже живота я уже вообще ничего не чувствовал. Дальше люди начали светить телефонами, кто-то не мог встать. Через минут сорок людей начали выносить спасатели. До меня добрались через полтора часа. Меня увезли в НИИ Склифосовского и прооперировали.

Диагноз – перелом позвоночника, черепно-мозговая травма и множество осложнений. Первые полгода я безвылазно провел по больницам, реанимациям, реабилитационным центрам – меня просто перевозили из одной больницы в другую. За четыре года мне сделали где-то четырнадцать операций. Сейчас я до сих пор восстанавливаюсь. Езжу в бесплатный медицинский центр, где реабилитация бесплатна. Платную реабилитацию я не потяну. Плюс восстанавливаюсь сам – занимаюсь у себя в центре. Мое основное лечение – это тренировки.

Помощь была – мне выплатили страховку, так как все перевозки страхуются. И назначали пенсию по инвалидности – 13 тысяч рублей, на этом все закончилось.

После аварии Валерию пришлось начинать все заново – учиться сидеть, ходить, начинать жить с чистого листа. Сейчас он находится в инвалидном кресле, и даже понемногу ходит. Все благодаря твердому упорству и поставленной цели — «восстановится».

Прогнозы врачей были абсолютно разные. Многие говорили: «если ты научишься сидеть в коляске, то это будет очень хорошо». После аварии сидеть я не мог, и долго учился этому заново. Один врач мне сказал: «если ты будешь тренироваться, то через пять-семь лет будешь ходить». Я пошел по второму пути. Тренируясь, постепенно научился вставать, сейчас учусь ходить.

Публикация от Valery Taganov (@valerytaganov) 3 Июн 2018 в 6:36 PDT

Помоги себе сам

Сейчас Валерий Таганов в дачном поселке рядом с Ельцом (Липецкая область) собственными силами строит реабилитационный центр для людей после травм, инсультов, детей и взрослых с ДЦП. На строительство он тратит свою пенсию, помогают родители и просто неравнодушные люди.

Я много ездил по разным реабилитационным центрам. Смотрел, что дает результаты, и понял, что лучше всего помогает ЛФК, массаж, плавание. Действительно, хорошие реабилитационные центры есть, но они в большинстве своем платные и очень дорогие. Многие люди не могут восстановиться после травм или имея какие-то заболевания, просто потому что у них на это нет денег.

фото Валерия Таганова

И я решил создать центр, в котором помощь можно получить бесплатно. Купил участок и начал строительство. На территории есть двухэтажный корпус, в нем размещен спортзал с тренажерами и различными приспособлениями для тренировок. На участке еще есть бассейн, сейчас он в процессе создания. Пока в центре тренируюсь я сам, скоро приедет девочка – будем восстанавливаться вместе.

Строительство ведем своими силами, на свои средства и с помощью пожертвований. Власти не помогают. Сам я много куда обращался, в том числе, в метрополитен, но помощи никакой не получил. Поэтому главное правило здесь – «помоги себе сам». И, конечно, помогают просто неравнодушные люди.

Я всегда нахожусь в поиске финансирования, потому что одному поднять такой проект сложно. Изначально я просчитал, что на строительство нужно порядка 8 миллионов рублей, и я понимал, что одному собрать такую сумму трудно. Поэтому вопрос финансирования очень важный. Как только появляются какие-то деньги – сразу вкладываю их в строительство. Недавно сюжет с моим участием занял первое место в журналистском конкурсе. Свой приз – 15 тысяч рублей – я потратил на строительство бассейна.

фото Валерия Таганова

Сейчас главная проблема – жилье для будущих реабилитантов. Недавно я купил соседний участок в 12 соток. Собираюсь на нем строить дом, в котором смогут жить те, кто приедет на реабилитацию. Но когда это удастся сделать, пока непонятно. Все зависит от финансов. Вообще построить такой дом с нуля можно за три месяца. Я уже узнавал. Стоить это будет два миллиона рублей.

Сейчас также идет регистрация центра. Разрешение нужно для полноценного центра с медицинским персоналом. Такой, конечно, мне не потянуть. Мне бы хотелось принимать человек двадцать. У нас есть медицинский персонал, специалисты ЛФК, тренеры, которые готовы приезжать и помогать нам – проводить занятия, консультировать. Делать это они готовы бесплатно.

Понятно, что не все верят в эту идею. Конечно, критики было много. Но много и тех, кто верит в это, и помогает. Ну, а я поставил цель, значит, добьюсь ее.

Десять часов тренировок в день

Помимо того, что Валерий Таганов достиг хороших результатов в восстановлении, он еще профессионально занимается спортом – бодибилдингом и пауэрлифтингом. Молодой человек чемпион России по бодибилдингу, победитель кубка мира и мастер спорта международного класса. Еще в его спортивной копилке второе место на всероссийских соревнованиях по пауэрлифтингу.

фото Валерия Таганова

Спорт в моей жизни был всегда. Но до аварии он был на любительском уровне и больше для себя. Профессионально я начал заниматься уже после аварии. Почему спорт? Потому что приходится много тренироваться для восстановления. Мое основное лечение – это тренировки.

Два года назад у меня появился тренер по пауэрлифтингу – занимается со мной, ездит на соревнования. Он стал для меня не просто тренером-наставником, но еще и близким другом.

В день на тренировки уходит от 3-4 часов до 10-12 часов. Все зависит от загруженности. Также я сам составляю программы по восстановлению. Сейчас я готовлюсь к всероссийским соревнованиям по пауэрлифтингу, которые пройдут осенью в Липецке. Хочу поднять разряд по пауэрлифтингу. Сейчас у меня третий, хочу первый.

Моя мечта – это реабилитационный центр

После аварии в моей жизни поменялось все. Поменялось мое мировоззрение, отношение к жизни. Из Москвы мне пришлось уехать к родителям в Липецкую область, где сейчас я и живу. Работа из моей жизни тоже ушла. Сейчас моя работа – это реабилитационный центр. С девушкой, с которой встречался до аварии, расстались. Жизнь поменялась полностью.

фото Валерия Таганова

Конечно, были моменты, когда все хотелось бросить. И депрессии были, и уныние. Особенно тяжело было первый год, трудно было все осознать. Депрессии практически не прекращалась. Заканчивалась одна, начиналась следующая – и так по кругу.

Мне помогла поставленная цель, к которой я шел и иду. Помогло то, что я не смог принять свое физическое состояние. Это, наверное, стало толчком. Я просто сказал себе в какой-то момент, что восстановлюсь, и буду здоровым. Поэтому я до сих пор тренируюсь.

Что дает силы? Мне кажется, все зависит от человека. Хочешь – восстанавливайся, не хочешь – не делай этого. Все зависит от личного выбора. Мне нужно – я тренируюсь, кому не нужно – не делают этого. Все просто.

Безусловно, поддержка и вера близких важна. Мне помогла моя семья, мои родители. Они поддерживали меня с самого начала, и сейчас во всем помогают. Без родителей вряд ли бы я справился.

Друзья тоже помогали. Были пару человек, которые поддерживали. Но нужно понимать, что у всех своя жизнь, свои заботы. Друзья не могут быть с тобой рядом 24/7. Со своими проблемами нужно справляться самому.

Главный мой совет – нужно верить в свои силы. Ставить цель и идти к ней, потому что ничего невозможного нет. Нужно бороться в любой ситуации, и не только когда у тебя травма. Вообще вся наша жизнь состоит из трудностей и проблем. Нужно просто их преодолевать, не опускать руки, а идти вперед.

Сейчас я занимаюсь изучением английского, гитарой, люблю путешествия (у Валерия есть группа ВК – Преодолевший неподвижность путешественник, где он рассказывает о своих поездках). Но мои основные планы на будущее связаны с восстановлением и строительством центра. Вокруг этого сейчас выстроена вся жизнь. Моя мечта – это реабилитационный центр.